48-98-74
О нас Центр
Трудоустройства
Новости Контакты Проект
выход в люди
Творческие
мастерские
Отзывы Партнеры Танцевальная
студия
Пожертвования Хочу все
знать
Продукция

Новости

Люди с ограниченными возможностями – это мы все

24.09.2019

Учебный центр «Активное образование» широко известен в Южно-Сахалинске именно как обучающее учреждение: и для детей, и для взрослых

Люди с ограниченными возможностями – это мы все




Но сегодня мы поговорим не об образовательных, а о социальных проектах центра. Расскажет о них создатель и руководитель проектов Илона Волошина.

Родные люди

- Как получилось, что учебный центр вдруг занялся подготовкой сиделок для лежачих больных?

- Все наши проекты рождаются, развиваются и управляются отсюда, из подвального помещения учебного центра «Активное образование». Один из проектов - «Сахалинская патронажная служба». Она родилась по инициативе министерства соцзащиты Сахалинской области. По примеру работы другого нашего проекта - «Университет старшего поколения», министерство предложило нам открыть службу сиделок. Если честно, я не представляла себе, как реализовать на практике это предложение. Но говорить «нет» было неудобно, и, поразмыслив два-три месяца, мы взялись за дело.

Проект назвали «Сахалинская патронажная служба «Родные люди», и он заработал в рамках учебного центра. Мы никогда не имели дела с таким контингентом, не понимали, насколько востребованы специалисты и услуги по социальному уходу. Открывшись в феврале, через два месяца мы убедились, что людям эта услуга необходима, что рынок ждал такого предложения. Но проект стал возможен также потому, что мы вошли в реестр поставщиков социальных услуг, и на этом основании министерство соцзащиты компенсирует нам наши расходы. Благодаря этому сама услуга для потребителя дешевая – сто рублей в час. Это доступная цена, и люди на эту цену согласны.

Как работает проект? К нам приходят желающие и проходят психологическое тестирование. Психологи специально для нас разработали анкету, помогающую определиться, насколько человек готов оказывать социальную помощь лежачему. Мы возьмем обучать не каждого. Далее человек проходит бесплатное обучение на базе дома-интерната. Сначала мы пробовали обучать сиделок в своих компьютерных классах, привозя манекены-тренажеры и т.п. Но мы быстро поняли, что это неверно. Ведь только когда человек идет к реальному лежачему, он понимает, способен ли к этой работе. Тогда мы вынесли бесплатные курсы на базу интерната, где есть отделение милосердия. В учебном компьютерном классе интерната проходят лекции, и там же обучающиеся проходят практику. Именно практика сразу определяет готовность человека к дальнейшей деятельности по уходу: во-первых, специфичный запах, которого нельзя избежать; во-вторых, особая психологическая обстановка и мировоззрение лежачего больного способствуют принятию окончательного решения. Еще один положительный эффект от переноса места занятий – у интерната появились дополнительные руки. Наши сиделки, проходя практику, оказали существенную помощь больным и обслуживающему персоналу. Больные люди стали чаще выезжать гулять, появилась возможность для длительного общения.

Пройдя курс, студенты получают сертификат «Профессиональная сиделка», и мы берем их на работу. Теперь открыто самостоятельное юридическое лицо – автономная некоммерческая организация «Сахалинская патронажная служба «Родные люди», зарегистрированная в мае 2017 года. Туда и трудоустраиваются наши сертифицированные специалисты. Обращений за услугами достаточно много, сейчас у нас работает 60 сиделок, которые обслуживают более 80 человек. Время оказания услуги может быть любым: кто-то нуждается в круглосуточном уходе и присутствии, кто-то – только в рабочее время, а к кому-то нужно прийти на час, погулять, покормить, принести продукты.

Поскольку проект востребован, он быстро и активно развивается. К нам обратились мамы, которые воспитывают детей-инвалидов. В некоторых семьях – по два ребенка-инвалида. Брать деньги (пусть и по сто рублей в час) с молодых девчонок, которые оказались в таких обстоятельствах, показалось некорректным. Я опять пошла в министерство соцзащиты и попросила что-то придумать для этих семей, отказавшись от наших ста рублей заработка. Были изменены тарифы, правительство пошло нам навстречу, и теперь семьям с детьми-инвалидами (до 18 лет) услуга сиделки предоставляется бесплатно. Нашим сиделкам за эту работу платит государство.

Центр трудоустройства молодых инвалидов

- А как быть ребятам-инвалидам, которые старше восемнадцати, и их семьям?


- Об этом и речь. Проблемы-то никуда не уходят. Ко мне приходит мама сына-инвалида и говорит о том, что сыну 24 года, пойти некуда и не с кем, вся жизнь проходит в четырех стенах. Мы решили собрать такие семьи и поговорить. Реабилитационный центр для детей и подростков с ограниченными возможностями «Преодоление», с которым у нас давние и тесные отношения, помог обзвонить и собрать всех желающих. Чтобы понимать, о какой инвалидности может идти речь, я попросила семьи обязательно привести на встречу детей. На первую встречу пришло 18 семей. Итог общения был такой – мы поняли, что ребятам необходим центр досуга (не с кем сходить в кино, нет друзей), а также центр трудоустройства для молодых инвалидов, потому что на работу их не берет никто. Я сейчас не говорю о сахарном диабете, пороках сердца (эти люди вполне способны найти себя на рынке труда). Есть ребята, и их достаточно много, которые никогда не смогут найти себе работу.

Задачи были более-менее ясны. Но как их решать? Я встретилась с вице-мэром Еленой Федоровой. Она подтвердила тяжесть ситуации: работодатели отказываются устраивать на работу ребят с ограниченными возможностями здоровья, не хотят брать на себя такую ответственность и расходы. Я, как работодатель, понимаю почему… Но мне была обещана помощь, если я возьмусь за этот проект.

Через полгода городская дума выделила нам помещение на правах аренды (Спортивный проезд, 19а). Мы назвались Центром трудоустройства и досуга молодых инвалидов (от 18 до 35 лет). Изучив все ограничения ребят, мы сделали выбор в пользу мини-типографии, в которой им по силам будет работать и производить какую-то продукцию. Дальше мы смогли развернуться лишь благодаря программам поддержки, которые существуют в области. У агентства по труду есть программа компенсирования расходов, связанных с оборудованием рабочего места для инвалидов. Таким образом были получены деньги на оборудование для типографии. Но ребят надо учить, и пока мы их учим, о рентабельности производства говорить было бессмысленно. А обучить, развить какие-либо профессиональные компетенции у ребят с МСЭ (медико-социальная экспертиза по инвалидности) пятого вида – ДЦП, умственно отсталые, с аутизмом – не быстро и не просто, на это ушло полгода. И даже после этого ребята не могут работать без наставников, которые все время находятся рядом, помогают и контролируют. К примеру, брошюруя распечатанный материал, они, не умея считать до 20, не могут собрать странички по порядку; это для многих из них задача недостижимая по своей сложности. Есть ребята, которые никогда не будут брошюровать, но они могут складывать. Кому-то нельзя резать бумагу, отрезать скобу. Поэтому блокнот собирают пять человек: один отсчитывает нужное количество листочков, второй режет, третий брошюрует, четвертый надевает, пятый просто присутствует. И здесь нам на помощь пришел досуг: на нем мы отрабатываем счет (хотя бы до 20), развитие мелкой моторики (а она не то что слабая, ее вообще нет!). Для полноценной досуговой деятельности тоже нужны столы, стулья, шкафы и т.д. Мы написали грантовый проект, и правительство Сахалинской области выделило нам 450 тысяч на мебель для досугового центра.

У агентства по труду также есть программа, которая позволяет компенсировать расходы по заработной плате инвалидов. Повторю, только объединив все программы, у нас получилось создать наш центр для молодых инвалидов. О существовании подобных программ поддержки некоммерческого сектора я знала благодаря тому, что долгое время была членом общественной палаты Сахалинской области. Не владей я этой информацией, мы бы проект не осилили. А так, город помог с помещением, правительство области дало деньги на оборудование досугового центра, агентство по труду дало средства на приобретение и организацию рабочих мест. Мы выиграли два президентских гранта и купили лазерные станки, на которых ребята научились делать брелоки. Проект начал работать.

Сегодня через центр занятости у нас трудоустроено 18 человек и 34 ходят на досуг (все-таки работать могут не все). Ребята разделены на две группы: первая работает с утра, после обеда – досуг; вторая группа – наоборот. Так помещение типографии не простаивает. Правда, ихт уже слишком много, а ребята все тяжелые, и им в тесноте некомфортно.

Финансовая поддержка необходима

Все бы хорошо, но агентство по труду компенсировало зарплаты ребятам и их наставникам только первые полгода, потому что только на этот срок рассчитана программа. Она может быть применена к другим, новым ребятам, а что делать со «старыми»? Отправить их по домам? Они хотят работать, жить полноценной качественной жизнью. Естественное желание – утром проснуться, улыбнуться и пойти на работу. А потом прийти с работы, выпить чаю и порадоваться, что есть с кем в кино сходить… Забрать у них эту возможность? Они никогда не смогут работать на производстве! У некоторых уже есть негативный опыт – не получилось… Например, уборщица. Она моет полы в два раза меньше и в два раза хуже, чем здоровый человек. И эта нагрузка ложится на остальных уборщиц, возникает «недопонимание».

Мы пробуем выходить со своей социальной типографией на рынок. Ребята ламинируют, делают методический материал, брошюруют книжки, делают блокноты разных форматов, визитки и брелоки. Но эту продукцию собирают люди с серьезной инвалидностью (и листочки перепутаны, и блокнот будет всегда неровный!), и никто не готов ее покупать. Между тем себестоимость продукции очень высока: это и расходы, связанные с наставником, и скорость выполнения работы и т.д. Продвигать наш товар, крича о том, что его делают инвалиды, не получится. Нам необходима финансовая поддержка. Раньше, когда в стране экономика была плановой, такие центры для людей с ограниченными возможностями создавались повсеместно, и у них был госзаказ, они были обеспечены работой. Мы не говорим о высоких заработках, речь идет лишь о прожиточном минимуме, да еще и поделенном на два, потому что диагнозы у ребят серьезные и они не могут работать больше четырех часов в день.

Но я, несмотря ни на что, с гордостью говорю, что у нас получилось. 31 мая закончились трудовые отношения с ребятами. Мы разговаривали прямо и честно: дальше учимся зарабатывать сами, по-другому не выходит. Понимаем, что теперь заработная плата у них будет по две-три тысячи, потому что больше заказов найти не сможем. Они, уволенные, уходят и встают на учет в центре занятости. Но центр занятости им предложить ничего не может. И через две недели все наши ребята собрались у нас опять. И я понимаю, что мы должны найти для них финансовую поддержку. Больше им идти некуда.

Дело не только в работе. У них появились друзья: «Я в первый раз в жизни, а мне 34 года, купил на день рождения четыре торта. Всегда был один торт, потому что до сих пор мы отмечали только с мамой». Они все друг друга знают. Друг другу помогают одеваться, следят за теми, за кем нужно приглядывать, – появилась взаимная ответственность. Такой коллектив просто нельзя распустить по домам…

Еще наша большая гордость – коллектив центра трудоустройства и досуга молодых инвалидов. Это три великолепных женщины, которые помогают ребятам: руководитель типографии Елена Журавлева, педагог-психолог Наталья Шагаева, наставник Ирина Дорошенко. Без них тоже проект вряд ли бы состоялся. Мы их искали долго, перебрали многих претендентов, надеясь увидеть в глазах способность полюбить наших ребят. Всему остальному можно научить. Любви – не научишь. Тем более к таким особенным ребятам.